Удивительные факты о Строгановых

Крупные солепромышленники, купцы-монополисты, меценаты, покорители новых земель, кредиторы царя, дворяне российские и европейские, Строгановы – это, без преувеличения, государство в государстве. История их фамилии – чем не история какой-нибудь королевской династии.

 

 

Выкуп Великого князя

Как-то в бою с татарами попал Великий князь московский Василий Тёмный в плен. За себя он обещал дать столько выкупа, сколько сможет. И выполнил своё обещание: по одним данным, русские за князя заплатили почти тридцать тысяч рублей, по другим – астрономическую сумму – двести тысяч.

Обещание-то князь исполнил, да не совсем своими силами. То ли всю сумму, то ли значительную часть её заплатил некий Лука Строганов, новгородский гражданин, по всему судя, очень богатый человек. Не мудрено, ведь среди прочего он собирал оброк со значительной части Двинской земли: Холмогор, Падрина погоста, острова Кур и других мест. За свершённое благодеяние сам Лука и его потомки удостаивались многих милостей от государей, главная среди которых – брать деньги в долг и не отдавать.

До царя далеко

Аника Строганов, считающийся родоначальником династии солепромышленников, пришёл в бизнес в восемнадцать лет, после смерти отца и старших братьев. За короткий срок он смог не только приумножить доходы уже работавших солеварен и открыть новые – Строгановы превратились на Северном Урале если не в царей, то, по крайней мере, в местных губернаторов.

Аника Строганов был одновременно и промышленником, и царским чиновником: он следил за соблюдением правил торговли с английскими, немецкими и другими иностранными купцами. И, разумеется, пользовался служебным положением, ведя с иноземцами дела. Освоение Сибири началось по приказу Строганова, который искал там пушных зверей.

Строганов основывал города, обзавёлся собственным войском для защиты восточных границ, ссуживал деньги Ивану Грозному, получал от царя наделы «в вечное пользование» — в общей сложности достигшие размеров в несколько миллионов десятин.

Постепенно реальное влияние Строгановых на жизнь государства стало отражаться на их титулах. Василий Шуйский пожаловал их в именитые люди, Пётр Первый – в дворяне, а при Екатерине второй они прибавили к прочим званиям и дворянство европейское.

В 28 Александр Строганов был командирован в Вену, чтобы поздравить эрцгерцога Иосифа с бракосочетанием. Он так хорошо справился со своими обязанностями, что эрцгерцогом был ему пожалован титул графа Священной Римской империи. На тот момент в России Строганов был всего лишь бароном.

Граф европейский, а через некоторое время и российский, Александр Строганов жил на широкую ногу. «Два человека у меня делают всё возможное, чтобы разориться и никак не могут!» — говаривала о нём и графе Нарышкине Екатерина Вторая. К концу жизни Александру Строганову всё-таки удалось достичь этой цели: живя на широкую ногу, он умудрился не только растратить состояние, накопленное предками, но и влезть в долги: он остался должен кредиторам около трёх миллионов рублей.

 

Строганов-якобинец

Сын Александра Строганова Павел получил европейское образование. Как и отец, он раньше многих российских дворян стал активным участником не только российской, но и европейской общественной жизни, чувствовал себя гражданином Европы.

Если отец был знаком с Вольтером, то его сын в вольнодумстве зашёл ещё дальше. Имея воспитателя, ставшего членом французского Конвента, Павел не мог не загореться идеями Великой французской буржуазной революции. Под именем Поля Очера он вступил в клуб «Друзей Закона», якобинскую организацию. Революцию он встретил в Париже, а насладиться её плодами и, к примеру, стать жертвой разгрома якобинцев, не успел: отец вызвал его в Петербург, посчитав, что восемнадцатилетнему Павлу лучше поступить на российскую службу, чем рисковать именем, а возможно, и жизнью во Франции. Европейское прошлое не помешало ни дружбе Павла с Александром Первым, ни его блестящей военной службе.

Строгановская дача

Строгановская дача была излюбленным местом увеселений столичного светского общества: не только благодаря гостеприимству и хлебосольству её хозяина, но также потому что сама дача – произведение искусства, своеобразная одиссея. Здесь каждый мог стать не только гостем, но и странником.

Центром дачи был пруд, символизировавший море, в центре которого был остров. С острова, восседая на гиппокампах, обозревала округу статуя Нептуна. Там же находилась прекрасная Калипсо, державшая в плену Одиссея. На даче было построено несколько павильонов, которые назывались: Мусульманский, Обелиск и Египетские ворота. Они напоминали о скитаниях Одиссея. Наконец, во владении Строгановых находилась «гробница Гомера», купленная Александром Строгановым у одного офицера, вернувшегося из турецкого похода.

Сохранилось высказывание самого Строганова о саркофаге: «При виде этого памятника я не смог не воскликнуть: не памятник ли это Гомеру? С тех пор все заключили, что я владею гробницей Гомера».

Рождественская церковь в Нижнем Новгороде

Церковь Собора Пресвятой Богородицы называют в Нижнем Новгороде Строгановской – потому что и построена она была на средства солепромышленников, и оставалась долгое время домашней церковью фамилии.

Колокольня церкви в девятнадцатом веке стала русским аналогом Пизанской башни: за двадцать лет она наклонилась более чем на метр. Но городской достопримечательностью ей не суждено было стать: не мудрствуя лукаво, реставраторы сняли верхние этажи и построили их заново.

 

Души прекрасные порывы династии Строгановых

 

Богатые землевладельцы, промышленники и торговцы Строгановы на протяжении нескольких веков оказывали влияние на политическую, экономическую и культурную жизнь русского государства. С их именем связано завоевание Сибири, строительство городов и крепостей. Они варили соль, торговали пушниной, занимались золотодобычей. 

Сергей Строганов происходил из знаменитого рода, многие представители которого остались в российской истории как любители искусства и щедрые меценаты. И то, и другое стало возможно благодаря сказочному богатству Строгановых, вошедшему в России в поговорку. «Богаче Строганова не будешь» – говорили в тех случаях, когда хотели подчеркнуть бессмысленность усилий.

Основателем династии был разбогатевший крестьянин Федор Строганов, который начал варить соль на берегах уральских рек и немало преуспел в этом деле. Его сын Аникей расширил солеваренный промысел и в награду получил от царя Ивана Грозного обширные земли на восточных окраинах России. К концу семнадцатого века Строгановы создали на Урале практически независимое буферное государство размером с современную Голландию.

В награду за участие в покорении Сибири они получили освобождение от пошлин, право распоряжаться людьми, жившими на их землях, иметь собственное войско и возводить укрепленные города. Огромные средства давали им возможность финансировать наиболее важные проекты российских государей: так, Петр Первый получил для ведения Северной войны два фрегата, снаряжение которых было куплено на строгановские деньги.

В восемнадцатом веке Строгановы приобрели баронский титул, пожалованный им «за заслуги предков» перед российским государством, и перебрались из своих необъятных уральских поместий в Москву и Петербург. Используя свое огромное состояние, они делали карьеру на государственной службе, получали ордена и звания, обзаводились имениями и крепостными и вели жизнь, обычную для русского вельможи. Кроме несметного богатства, отличием семейства была страстная любовь к искусству.

Обычно в качестве примера приводят жизнь графа Александра Строганова, о котором императрица Екатерина Вторая говорила: «Вот человек, который тщетно пытается себя разорить и никак в этом не преуспевает». Современники считали его большим чудаком в том числе и за то, что граф, собравший в своем дворце великолепную библиотеку, всерьез собирался открыть ее для широкой публики. На склоне лет Александр Строганов стал президентом Академии художеств и зачинщиком возведения Казанского собора в Санкт-Петербурге, в строительство которого вложил львиную долю собственных средств.

Сергей Строганов, один из самых богатых помещиков России, участвовал в Бородинском сражении и заграничном походе русской армии, а по окончании войны задержался во Франции, чтобы осмотреть дворцы и музеи. Искусство французских ремесленников настолько его поразило, что, вернувшись в Москву, он на свои деньги открыл бесплатную художественную школу. Она была рассчитана на детей бедных горожан и крестьян, из которых готовили художников для различных мануфактур, и положила начало художественно-промышленному образованию в России.

В 1843 году школа получила статус государственной, а еще через пару десятилетий получила имя своего создателя: ее переименовали в Строгановский институт технического рисования, а в 90-х годах двадцатого века – в Государственный художественно-промышленный университет имени Строганова.

Сергей Строганов был воспитателем цесаревичей. Под его началом происходило обучение сыновей императора Александра Второго: Николая, Александра (впоследствии императора Александра Третьего), Владимира и Алексея.

Сергей Строганов прожил почти 90 лет, занимал высокие государственные посты, был военным генерал-губернатором Москвы и председателем комитета железных дорог и при этом всегда оставался крупнейшим меценатом и благотворителем. Кроме художественной школы, он основал Археологическую комиссию, которая вела раскопки в Крыму, на свои средства печатал исторические труды и существенно пополнил семейное собрание произведений искусства. В двадцатом веке оно действительно стало доступным широкой публике: многие предметы из коллекции Строгановых сегодня можно увидеть в Эрмитаже.